Валерий БОЛОТОВ • ДА! МЫ БЫЛИ ПЕРВЫЕ!






ДА! МЫ БЫЛИ ПЕРВЫЕ!

Да! Мы харьковчане, были первыми. Мы первые подняли знамя людей, которые прошли весь ад Чернобыля и оставили за собой, для всех ныне живущих, спасённый нами – мир!
Но перед тем, как рассказать о том как было создано первое в СССР общество Чернобыль, я хотел бы вернуться в 1987 год в город Киев и рассказать ту атмосферу, которая была в то время.

Будучи в то время жителем города Киева, и проживая в Дарницком районе, я был свидетелем и участником того страшного 26 апреля 1987 года. Жители эвакуированных городов Припяти и Чернобыля, которые компактно жили в Дарницком районе по улице Вербицкого, и в Днепровском районе по улицам Маяковского и Бальзака, решили отметить I-ю годовщину утраты своих родных городов. В Днепровском районе были остановлены 3 больших рейсовых автобуса-«гармошки», а в Дарницком районе власти срочно организовали ярмарку возле универсама «Харьков», сильно снизили цены, и этим самым способствовали уменьшению энтузиазма среди эвакуированных. Но, тем не менее, 2 автобуса всё же были забиты до отказа.
И вот у памятника Ленина (находящегося напротив Бессарабского рынка) двинулась колонна людей 300-350 человек, которые несли транспаранты: «Припять! Мы ещё вернемся!», «Чернобыльская АЭС будет служить людям!», «Кто нам вернёт нашу Родину?» и т.д. Власти остановили всё транспортное движение по улице Крещатик. Милиция, солдаты и дружинники перекрыли доступ к колонне, со стороны тротуаров; не допуская людей, которые желали присоединиться к колонне.
Мы шли тихо и молча, а за нами шли машины и пеной поливали наши следы. Нам под ноги кто бросал цветы, кто бутылки, кто камни… А мы шли.
На площади Ленинского комсомола нас загнали в метро, в котором заранее было остановлено движение поездов, где нас ожидал большой отряд милиции с дубинками. Мужчин, женщин, стариков, детей жестоко избивали, везде была кровь, многих увозили в райотделы милиции.
Вот так была отмечена I-я годовщина Чернобыльской трагедии в столице Украины в городе Киеве.

А теперь Харьков:

24 апреля 1988 года. Идёт прямая телепередача, которую ведёт тележурналист Сергей ПОТЕМКОВ. И вот раздаётся звонок чернобыльца-ликвидатора Олега КРАСОВСКОГО и он просит Сергея ПОТЕМКОВА предложить ребятам, которые были в Чернобыле, встретиться возле Вечного огня, и помянуть тех кто уже не с нами. Что Сергей Потемков и сделал.

26 апреля 1988 года 10 часов утра, когда подходили к Вечному огню, бросается в глаза большое скопление милиции, но это никак не мешало радости встреч с однополчанами. Крепкие объятия, слёзы и как-то спонтанно возник митинг. Ребята говорили о друзьях уже умерших в больницах, о проблемах сегодняшнего дня, о дороговизне медикаментов и о равнодушии чиновников от власти и т.д.
И все задавали вопрос: «Кто мы сейчас для своей Родины? Герои или изгои?
Когда мне дали слово, я рассказал ребятам о первой годовщине в городе Киеве, и прочёл стихи посвященные моему соседу по палате Паше САНИНУ, который умер на днях:

       А ребята уходят, навсегда потихоньку.
       Из больничных загонов, на носилках и в рай.
       Оставляя для нас только тёплую койку,
       И скорбящую боль, ту что льёт через край.

Здесь же на митинге была создана инициативная группа из 9-ти человек, где я стал неформальным лидером. Наша цель: «Объединить всех, кто пострадал от Чернобыльской трагедии и всячески им способствовать в выживании».

Так получилось, что штаб нашей инициативной группы перенёсся в палаты и сквер Харьковского института медицинской радиологии, где многие чернобыльцы проходили лечение в отделении лучевой патологии: там находилось 20 чернобыльцев и 34 человека тяжелобольных онкологией.
Этим и занималась наша инициативная группа, чтобы чернобыльцы лежали отдельно, чтобы увеличить койко-места для чернобыльцев. В это время нас насчитывалось более 60-ти тысяч человек по Харьковской области. И это у нас получилось!

В начале июня к нам в скверик пришла секретарь горкома комсомола Алла Степановна ПИВОВАР, собралось более 200 человек (это также организовано инициативной группой). Говорили о наболевшем. А в середине круга сидел наш умирающий товарищ Гриша КУЧЕР. Он еле-еле невнятно говорил, его жена Нина переводила. Говорил о том, что у него трое детей живущих в Люботине, все деньги уходят на лечение. Уголь закончился и хлеба не на что купить:
«Я умираю и глубоко сомневаюсь, что когда меня не станет, моя семья будет кому-нибудь нужна. И кто поможет моим детям?»
И тут же появилась чья-то фуражка, которая пошла по кругу и чернобыльцы молча клали в неё деньги, а через два дня 3 тонны угля привезли в Люботин в дом Гриши КУЧЕРА.
Это была первая акция милосердия, ведь в то время никаких льгот для нас не существовало. Алла ПИВОВАР предложила инициативной группе встретиться в горкоме комсомола и там обсудить наболевшие вопросы. А также попросила записать себя в инициативную группу.

Вначале было трудно входить в кабинеты военкомов, в здравотделы, исполкомы… Нас просто недослушивая выпроваживали за дверь. Мы получали везде отказы. Единственная организация, протянувшая нам руку, был областной Крастный Крест, которым руководила ГОРБУНОВА Светлана Александровна. Здесь мы находили полное понимание и тепло настоящих людей.

Также нашу группу курировали и горком партии, и КГБ, и МВД. Они были с нами всюду и всегда, члены группы неоднократно приглашались в высокие кабинеты для «душевных» и «открытых» разговоров. Но всё же кое-что мы сумели сделать без государева ока. Например: мы вышли на главного редактора газеты «Ленінська зміна» НОВИКОВА Вячеслава Александровича, которого уговорили напечатать объявление о проведение чернобыльской конференции, одновременно ведя секретные переговоры с секретарем Коминтерновского райкома партии Людмилой ПАХУЧЕЙ о дате и месте проведения конференции. И Алла Степановна ПИВОВАР, и Светлана Александровна ГОРБУНОВА, и Людмила Алексеевна ПАХУЧАЯ, и Вячеслав Александрович НОВИКОВ, и директор парка им. Артёма в лице ЗАХАРОВА Валентина Евгеньевича, были членами компартии Украины, но их личная гражданско-человеческая позиция стояла Выше чем Устав КПСС. Низкий Им за это поклон.

И так свершилось! 6 августа (в день памяти атомной бомбардировки Хиросимы, 1945) 1988 года в парке имени Артёма в городе Харькова состоялась первая в СССР конференция чернобыльцев. Делегатов было 196 человек. Нас охраняли 300-400 офицеров милиции. Был избран Совет общества Чернобыль, в количестве 15 человек:

       1. Валерий БОЛОТОВ – председатель.
       2. Иван ТОВСТОГАН – зам. председателя.
       3. Леонид КУДРЕНКО – член совета – УМЕР.
       4. Светлана ГОРБУНОВА – член совета.
       5. Борис БЕЛОКОНЬ – член совета – УМЕР.
       6. Алла ПИВОВАР – член совета.
       7. Владимир КОСАРЕВ – член совета – УМЕР.
       8. Сергей ЗАДОРОЖНЫЙ – член совета.
       9. Евгений ЧЕРЯК – член совета – УМЕР.
       10. Олег КРАСОВСКИЙ – член совета.
       11. Майя ЗАХАРОВА – член совета.
       12. Владимир ПАРАСЮК - – член совета – УМЕР.
       13. Валентина БАЗАЛЮК – секретарь совета.
       14. Сергей СИТАЙЛО – член совета.
       15. Ярослав ДЗУНЗА – член совета.
              Владимир ПОПОВ - председатель ревизионной комиссии.

Впервые в СССР, в городе Харькове появилась массовая боевая единица единомышленников, с которой начали считаться, уважать и бояться, и девиз которой был «Чужой беды не бывает». С отделами здравоохранения и торговли мы работали ежедневно, разрабатывая совместные планы улучшения обслуживания чернобыльцев. Особенно близко мы были связаны с похоронным бюро (Николай АЛЕКСЕЕВ).

В это время сотрудники 20-й больницы (студенческой), по своей человеческой инициативе, открыли чернобыльское отделение 20 койко-мест, ведь главврач ФОМИНА Майя Григорьевна и её сотрудники тоже были чернобыльцами и целых 2 срока проводили работу вахтовой поликлиники города Чернобыля. Отдел харьковского горисполкома, которым руководила замечательная женщина РИПА Вера Викторовна, разработал первый в СССР вкладыш для бесплатного проезда в городском транспорте для чернобыльцев (мэр города СОКОЛОВСКИЙ Николай Степанович). В облпрофсофе под руководством ЧУБ В.К. работал отдел, где завотделом ТАРАБАНОВА Л.А. и инструктор ФАРТУШНЫЙ Александр Иванович проводили большую работу по оздоровлению и юридической помощи чернобыльцам. Люди стали по-людски относиться к людям. Чтобы мы не делали, где бы не проводили наши мероприятия, всегда рядом с нами были чернобыльские фотокорреспонденты Юрий ВОРОШИЛОВ и Юрий ПИВЕНЬ, которые оставили нам тысячи и тысячи фотодокументов, за которые им наш чернобыльский поклон.

Но были и пикеты, и голодовки, и приезды в город Харьков по требованию чернобыльцев профильных министров, начальников главков и т.д.
ЭТО БЫЛО ЯВНОЕ ПРИЗНАНИЕ НАШЕЙ ЧЕРНОБЫЛЬСКОЙ СИЛЫ. В Харьков стали съезжаться чернобыльцы со всего СССР для обмена опытом. Первыми приехавшими были эстонцы, грузины, белорусы.

       Но верю до самих мозгов и костей,
       Этим горжусь по праву.
       Всё же вспомнит когда-то Держава парней,
       Тех, что спасли Державу.


Валерий БОЛОТОВ, Харьков, 2013.